Образцы музыкальных форм от григорианского хорала до Баха


21. Андреа Габриели (ок. 1510—1586). Французская канцона по «Pour ung plaisir»


56

57

58

59

60

61

62

63

64

Счастье то было быстротечно,

И  посетили меня страдание и скорбь,

Мучит меня горе слишком жестоко,

Ты принесла мне бессчетные беды,

Которые повергли  меня в горе.

Ныне бог дает мне счастливый случай,

Но фортуна враждебна  мне.

Французская chanson занимала чрезвычайно важное место в творчестве композиторов начала XVI века, представлявших заключительную фазу периода господства нидерландцев, и еще интенсивнее разрабатывалась впоследствии французскими ком­позиторами. Общее строение chanson того времени аналогично строению мотета, хотя большей прозрачности ее текста соответ­ствует и большая простота ритма и фактуры; разделы ее формы короче и яснее очерчены. В отличие от мотета и более сложного мадригала XVI века, в chanson широко распространено точное повторение музыки с новым текстом. Так, в образце, принадле­жащем Крекийону — нидерландцу, который пользовался глу­боким уважением своих современников, — музыка, сопутствую­щая двум первым строкам стихотворения (тт. 1 — 13), в точности повторяется со следующими строками (тт. 14—27). Заключитель­ный же раздел повторяется вместе с текстом. Характерное начало многих chanson — ритмический рисунок

на одной ноте —

является также особенностью инструментальной канцоны, раз­вившейся из chanson.

Источник: Priemier livre des chansons à quatre parties... Tylman Susato, Antwerpen, 1543

Популярность французской chanson в Италии породила мно­жество аранжировок пьес такого типа для клавишных инстру­ментов или лютни; подобные аранжировки назывались, canzona francese (французская канцона).*) Аранжировке подвергались и другие виды вокальной музыки — как духовной, так и светской. Принцип таких инструментальных транскрипций иллюстрируется образцом 21—обработкой Chanson Крекийона (образец 20), принадлежащей Андреа Габриели, великому венецианскому ма­стеру середины XVI века. Для удобства сопоставления инстру­ментальная версия приведена непосредственно под оригиналом. Автор транскрипции близко придерживается оригинала, но часто дробит ноты того или иного голоса на группы более кратких дли­тельностей, образующих фигурационный рисунок — прием, имено­вавшийся «сокращением», «расцвечиванием» или «разделением». Это особенно характерно для заключений разделов и для кадан-

*) О популярности Chanson Крекийона могут свидетельствовать клавирные версии Кабесона (неопубл.) и Бернхарда Шмида-старшего («Tabulaturbuch», 1577), а также ричеркар А. Габриели на ее темы, пометенный в том же изда­нии, что и приведенная канцона.

65

сов. Такого рода транскрипции вскоре привели к появлению «французской канцоны» как независимой, инструментальной фор­мы (см. комментарий к образцу 26).

Источник: A. Gabrieli. Canzoni  alla francese et ricercari ariosi, Libro quatro. Venezia,  1605.




Начало  Назад  Вперед