Образцы музыкальных форм от григорианского хорала до Баха


10. Школа Нотр-Дам (XIII в.). Мотет


25

26

T r i p l u m:

Правда то, что говорят нам,

Когда травы зеленеют, ясно небо,

Слышен соловей.

Тогда нежная  моя любовь просит сладко

Спеть о красивой сказке любви:

«Марион, пусть Робен станет моим любимым!»

Да, я буду наслаждаться

И  цветочным  венком  украшусь,

Ибо сладок мой любимый,

Когда видишь роз цветенье,

Зелень трав и ясность неба.

М о t e t u s:

Когда видишь роз  цветенье,

Зелень трав и ясность неба,

Слышишь соловья,

Тогда нежная моя любовь просит

Радоваться с ней и играть.

Тот, кто любит, и живет и не живет,

Ибо жизнь его — в одном:

Лелеять любовь к любимой,

Служить и вечно поклоняться ей,

И пребывать в вечной радости.

Правда то, что говорят нам,

Сердце мое полнится заботами любви.

Мотет был важнейшей из музыкальных форм, практиковав­шихся композиторской школой при парижском соборе Нотр-Дам в XII и XIII столетиях. В отличие от органума того же времени, ритм мотета строго организован посредством применения ритми­ческих модусов. Сочиняя мотет, композитор XIII века использовал в качестве теноровой партии (нижнего голоса) фрагмент какого-либо мелизматического пассажа григорианского напева, предва­рительно организуя его в соответствии с избранным ритмическим модусом. Григорианский источник указывался в рукописи приве­дением нескольких начальных слов оригинального текста (inci­pit).

Слова, которыми помечен тенор в приводимом мотете, указы­вают, что его источником послужила часть стиха Аллилуйи, по­мещенной в нашем собрании (образец 2), которая начинается словами «Eius in Oriente».*) Сама теноровая партия лишена текста и, по-видимому, исполнялась инструментально. Второй голос, наделенный текстом и потому называвшийся «мотетус» (букв. — «имеющий слова», — выражение, давшее название всей форме) или «дуплум» («второй голос»), сочинялся композитором во вторую очередь и пристраивался к тенору таким образом, чтобы в акцентируемых моментах образовывать с ним консо-

*) Композитор использовал два фрагмента этой мелизматической Аллилуйи, повторив каждый из них — первый как основу первой половины сочинения, второй как основу другой его половины.




Начало  Назад  Вперед